Главная » 2017 » Февраль » 12 » Ко дню освобождения Краснодара от немецко-фашистских захватчиков
10:17
Ко дню освобождения Краснодара от немецко-фашистских захватчиков

В конце августа 1941 года израненный поезд с беженцами подошел к железнодорожной станции г. Краснодара. Усталые и измученные пассажиры, два долгих месяца добиравшиеся сюда из полыхающей в огне Украины, плакали, видя еще сохранившуюся мирную жизнь в зеленом солнечном городе, встречающем их духовым оркестром. Приехавшие из ада испытали на себе ежедневные бомбовые удары по поезду и расстрелы немецкими летчиками бегущих от горящих вагонов в поле женщин, детей и стариков, а потом томительное ожидание окончания ремонта поврежденных составов. Казалось, мирный и уютный Краснодар не был готов к страшным военным испытаниям. Но это было, конечно, не так . Город тщательно подготавливался к сопротивлению врагу. Без паники и суеты. Краевой комитет партии выработал четкий распорядок эвакуации: ни одно предприятие, учебное заведение, хозяйственная база не должны были попасть в руки врага. В первую очередь эвакуировали детей и стариков, затем началась эвакуация студентов и научных работников. Комбинат «Главмаргарин», Химико-технологический институт и многие другие краснодарские предприятия эвакуировались в Среднюю Азию.

Секретари местных партийных организаций, директора, главные инженеры комбинатов, заводов под руководством секретаря горкома партии Попова М.А. организовали подполье в Краснодаре. Компартия взяла на себя самую трудную и опасную миссию - возглавить вооруженное сопротивление фашистам. Это сейчас либеральные СМИ умышленно преуменьшают роль компартии в победе в Великой Отечественной войне: мол, народ без всякого руководства партии, Советского правительства и Верховного главнокомандующего самоорганизовался и победил коварного врага.

Однако факты и документы опровергают эти измышления. Всем кубанцам известна замечательная книга «Записки партизана», написанная Игнатовым Петром Карповичем, бывшим командиром партизанского отряда, который в годы Великой Отечественной войны боролся с гитлеровскими захватчиками на Кубани. Он вспоминал, что партийное руководство начало готовиться к подполью и партизанской войне с ноября 1941 года, когда фашисты взяли Ростов-на-Дону и прямая угроза их вторжения нависла над Кубанью.

Его партизанский отряд состоял из представителей городской интеллигенции - инженеров, экономистов, высококвалифицированных рабочих. Как указывал П.К. Игнатов, «отряд имел свой, резко выраженный «производственный профиль». Мы были минерами-диверсантами: взрывали мосты, электростанции, склады, пускали под откос вражеские эшелоны, жгли и взрывали колонны грузовых машин…. наш отряд был своеобразным «партизанским комбинатом». Мы имели свое большое хозяйство. Наши мастерские — минные, кузнечно-механические, столярные, сапожные, портновские — обслуживали не только наш отряд, но и наших соседей-партизан. Мы создали передовой госпиталь, через который прошли многие сотни раненых партизан и бойцов Советской Армии. Нам удалось широко раскинуть сеть филиалов, которые действовали и в кавказских предгорьях, и в кубанских степях и лиманах, и в самом Краснодаре. В тылу у врага, в горной глуши, мы открыли «миннодиверсионный вуз», где проходили теорию и практику миннодиверсионной работы лучшие и храбрейшие партизаны соседних отрядов». Вот какую гигантскую организационную работу провело партийное руководство города и края.

Когда немецкие войска утром девятого августа 1942 года подошли к Краснодару со стороны кожевенного завода, подрывники партизанского отряда вывели из строя комбинат Главмаргарин, завод Седина, нефтеперегонный завод, электрическую станцию, ТЭЦ. Партизанские отряды ушли из Краснодара, а уполномоченные крайкома партии остались на нелегальной работе вместе с представителями городского подпольного партийного комитета и комитета комсомола.

Здесь хотелось бы привести большой отрывок из «Записок партизана», поскольку в нем описываются бои на наших, таких знакомых улицах и для того, чтобы было понятно, как был организован отход из Краснодара частей Красной армии и истребительных отрядов.

«Передовая немецкая танковая колонна вошла в Краснодар по улице Буденного. Идти по широкой мощеной Ново-Кузнечной немцы не решились: боялись, должно быть, артиллерийских засад.

Дойдя до середины улицы Буденного, передние машины остановились. С них соскочили пехотинцы — танковый десант. Открылись люки танков. Немцы вылезли из машин, держа наготове автоматы, револьверы и гранаты. Солдаты осторожно двинулись впереди танковой колонны.

          Вокруг по-прежнему — тишина и безлюдье.

На углу улицы Фрунзе, у одного из невысоких домиков, стоявших в тени старых каштанов, неожиданно скрипнула калитка. Немецкий солдат вздрогнул и остановился, ожидая нападения. В узкую щель чуть приоткрывшейся калитки выглянула детская белобрысая головка. Двухлетний малыш, переваливаясь по-утиному, держась ручонками за дверцу калитки, вышел на тротуар и удивленно уставился на немца.

Немец не двигался с места. Потом, увидев, что опасность ему не угрожает, он выругался, рванулся вперед, штыком ударил ребенка в живот и перекинул через забор…

Почти одновременно раздались два выстрела. Стреляли бойцы городского отряда истребителей: видно, не стерпели и вот — нарушили строжайший приказ: ждать команды.

Немец выронил винтовку и упал у забора.

С головного танка прогремела длинная пулеметная очередь. Пулемет бил по дому на противоположной стороне, откуда стреляли истребители. Со звоном разлетелись разбитые стекла. Кто-то вскрикнул, застонал. Пулемет замолчал — и снова все стихло.

Немцы бросились к дому. Во дворе, за грудой кирпичей, они нашли двух убитых бойцов.

Снова взревели моторы танков, с грохотом и лязгом немецкая колонна двинулась дальше и вышла на центральную базарную площадь. И здесь было пустынно. Около одного из ларьков лежала в пыли опрокинутая корзина помидоров. Чуть в стороне — тяжелые грозди еще недозревшего винограда. А кругом — ни души, ни крика, ни шороха…

Внезапно где-то на противоположном конце города раздался глухой взрыв, и столб черного дыма медленно поднялся в небо…

Командирский танк остановился. Из открытого башенного люка показалась голова немецкого офицера. Неожиданно из-за ближайшего ларька, описав в воздухе крутую дугу, полетела тяжелая противотанковая граната. Ее бросила твердая, опытная рука: граната упала в люк, прямо на голову немецкого офицера.

Один за другим грохнули два взрыва: глухой и низкий, и тотчас прогремел многократный взрыв снарядов в танке. Черный дым вырвался из развороченной танковой башни.

По базарной площади мчались немецкие танки. Наугад били они из пушек по заборам, ларькам, пустым деревянным прилавкам. Потом понеслись дальше — по главной улице Краснодара, Красной.

Когда передний немецкий танк пересекал Пролетарскую, теперь Мира, улицу, из-под него взметнулся сноп огня. С лязгом хлестнула о камень мостовой оборванная гусеница. Машина вздрогнула, повернулась под прямым углом и замерла.

Следовавший за ней танк резко свернул на тротуар. Под его ходовой частью грохнул новый взрыв, глухо отозвавшись внутри машины, как в большой пустой бочке. И тотчас последовал звенящий разрыв снарядов. В образовавшуюся в танке брешь были видны задняя часть пушки, исковерканный пулемет и на них окровавленные лохмотья…

Взорванные машины загородили дорогу. Танки, следовавшие за ними, затормозив, открыли беспорядочную стрельбу. И тогда из окон домов, из ворот, из-за заборов полетели гранаты. Снайперы-истребители били по смотровым щелям танков. Зазвенели разбиваемые о броню машин бутылки с горючим. Немецкие танки вспыхнули. И вдруг, покрывая собой шум боя, на окраине Краснодара прогрохотал огромной силы взрыв: это подрывники обрушили в реку последний мост через Кубань…

В город входили все новые и новые танковые колонны немцев. За ними шли броневики, мотоциклы с пулеметами на прицепах и тяжелые автомашины с солдатами. Немцы больше не решались ехать по главной улице. Они выбирали тихие боковые переулки, на перекрестках высылали вперед саперов с миноискателями.

Одна из немецких танковых колонн вышла к Кубани. Взорванный исковерканный мост лежал в воде. Быстрые мутные волны реки с шумом разбивались о него. Немцы открыли стрельбу по противоположному берегу. Им никто не отвечал: левый берег казался вымершим.

Другая немецкая колонна, достигнув боковыми улицами вокзала, свернула к окраине города — Дубинке и Карасунским озерам. Здесь ей преградили путь наши истребители. Разгорелся короткий ожесточенный бой. Гремели взрывы гранат. Трещали пулеметы. Пылали подожженные машины.

Немцы откатились назад. На помощь им спешили тяжелые танки. С ходу они открыли огонь по полотну железной дороги, за которым укрывались бойцы наших истребительных батальонов. Подоспевшая на автомобилях немецкая пехота двинулась к насыпи. Но и на этот раз немцам не удалось прорваться.

Тогда захватчики попытались проникнуть на Дубинку, минуя городской сад, через Покровскую окраину по дамбе между Карасунскими озерами. Но около сада их снова встретили наши бойцы гранатами и бутылками с горючим. На середине дамбы передовые фашистские танки подрывались на минах, а снайперы-истребители, укрываясь за пылавшими исковерканными машинами, встретили градом пуль немецких автоматчиков, прибывших на грузовиках.

Немцы подтянули к городу дальнобойную артиллерию. Остановившись у кожзавода, она открыла огонь по Дубинке. Снаряды с воющим свистом летели над Краснодаром, рвались в Карасунских озерах, высоко вздымая фонтаны ила и грязной воды. Они в щепы разносили маленькие одноэтажные домики окраины. Кирпичная пыль густым облаком стояла в воздухе.

Летели камни, доски, сорванное с крыш железо. Пылали пожары. Но еще целых трое суток держалась Дубинка. И только на четвертый день, когда стало известно, что все части Советской Армии переправились через Кубань, истребительные батальоны ушли из горящей Дубинки на левый берег реки и там в течение еще трех суток вместе с отрядами городской милиции не позволяли немцам форсировать реку у Краснодара…».

Полгода Краснодар находился под гнетом немецко-фашистских оккупантов, понеся неимоверные жертвы среди мирного населения. Именно в нашем городе фашистские изверги применили для массового умерщвления людей (евреев, пациентов больниц, граждан, схваченных во время облав на рынке) машины с газовыми камерами. Однако краснодарское подполье в тяжелейших условиях, в тылу фашистских палачей смогло организовать повсеместное сопротивление врагу, помогало и давало веру в Победу отчаявшимся горожанам.

В ночь с 11 на 12 февраля 1943 года передовые части советской армии, разгромив немецкий гарнизон в ауле Шенджий, вышли на левый берег Кубани. Под шквальным огнем врага саперы начали строительство переправы для главных сил для успешного штурма города.

К утру 12 февраля Краснодар был занят советскими войсками. На месте, откуда началось активное наступление наших войск, в 1967 году был установлен обелиск воинам-освободителям города Краснодара (рядом с парком 40 лет Октября – «Солнечный остров») работы знаменитого краснодарского скульптора Ивана Петровича Шмагуна. Пятнадцатиметровый обелиск устремлен своей вершиной в голубое кубанское небо и символизирует героизм советских воинов, освободивших Краснодар от врага. По бокам от нее расположились две гранитные плиты. На одной изображена схема военных действий, приведших к освобождению города. А на другой плите выгравирована надпись, гласящая: «С этого рубежа части 46 армии ордена Красного 3намени 40-я отдельная мотострелковая бригада и 31 стрелковая дивизия, находясь под командованием генерал-майора Цепляева Н.В. и полковника Богдановича П.К., нанесли сокрушительный удар по гитлеровским войскам и в ночь с 11 на 12 февраля 1943 года освободили город Краснодар». Каждый краснодарец, идущий мимо обелиска к мосту в парк отдыха, должен помнить, кому он обязан спокойной мирной жизнью. Подвиг всех героев живет в наших сердцах. Вечная память коммунистам и комсомольцам, активно боровшимся в краснодарском подполье и партизанских отрядах в тылу врага в годы Великой Отечественной войны.

С. Черкашина

Просмотров: 216 | Добавил: Краснодарский_Горком | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar